Трансгенерационная травма: как страхи передаются по наследству?

Трансгенерационная травма это проявление страхов, боли и иных последствий психоэмоциональной травмы у людей, которые никогда не сталкивались с этими событиями, а получили их по наследству от предыдущих поколений. Долгое время считалось, что дело в рассказах родителей, бабушек и дедушек, но позже ученые смогли доказать, что трансгенерационная травма в прямом смысле слова передаётся по наследству и может сохраняться в нескольких поколениях.

Трансгенерационная травма

Впервые подобные «странности» обнаружили психологи работавшие с потомками лиц переживших холокост. Оказалось, что их дети и даже внуки демонстрируют симптомы птср, часто сталкиваются с кошмарами во снах, имеют повышенную тревожность и жалуются на трудности в коммуникации из-за поведенческих отклонений.

Как устроена передача психоэмоциональных травм между поколениями?

Совершенно никаких вопросов не возникало у учёных обнаруживших влияние родителей на своих детей. Множество научных статей однозначно объяснили весь процесс, в котором настроение и психоэмоциональное состояние мамы напрямую воздействует на младенца. Он чувствует все её переживания, страхи, неуверенность и так далее. Следовательно ребёнок может родиться тревожным.

Далее он попадает в окружающую социальную среду, где видит других людей, испытывает ряд потребностей, пытается отыскать защиту на всех уровнях. Здесь ему требуется безопасная зависимость, не получив которую его психика уже в первые годы жизни может получить серьёзную травму. И тревожность будет нарастать.

Но психологи занимались не только изучением тревожности, они пытались понять как дети получают последствия действительно тяжелых событий и откуда берутся паттерны поведения в ситуациях, которые вообще не знакомы конкретному человеку. Например, патологическое накопительство у тех, кто не сталкивался с дефицитами или жадность у тех, кто ничего не знает об отсутствии денег.

Оказалось, что передача психоэмоциональных травм устроена чуть сложнее, чем представлялось ранее. Первая стадия процесса это когда страхи передаются от непосредственного травмированного человека его детям. Проще говоря вы житель блокадного Ленинграда испытавший страшный голод и чудом выживший в этом аду. Ваши дети уже рождаются в страхе голода и у них с самого рождения можно будет зафиксировать психоэмоциональную травму. Не в 100% случаев, но очень близко к этому. Наглядно формула выглядит так: F0=F1.

А затем удалось установить, что потомки жертв страшного события способны наследственно передавать страхи и психоэмоциональные травмы своих родителей собственным детям. Таким образом возникло продолжение формулы: F1=F2. Люди которых от травмирующего события отделяло целое поколение, вдруг оказывались травмированными точно также как и их предок переживший это событие.

Далее выяснилось ещё более невероятное. От мужчин передача психоэмоциональной травмы идёт вплоть до поколения F2, то есть до внуков. А от женщины до F3, то есть до правнуков. Для лучшего понимания напишу ещё проще. Если мужчина пережил нечто травмирующее его психику, то его дети и внуки получат те же последствия, что и он. Если это случилось с женщиной, то под влияние попадут дети, внуки и правнуки.

Научные эксперименты с трансгенерационной травмой

Самый громкий эксперимент на эту тему провёл израильский профессор эпигенетики Одед Речави. Он взял червей и мышей, чтобы понять существует ли в живой природе такое понятие как генетическая память. Результат оказался не просто ошеломительным, но ещё и впечатляющим.

Червей умышленно заразили вирусом, что сказалось на уровне их жизни. Питаться и адаптироваться в окружающей среде очевидно было сложно. Потомство же поместили в максимально комфортные условия, но при детальном изучении выяснилось, что у них имеются все защитные функции РНК и устойчивость к вирусу, с которым они никогда не сталкивались. Фактически подопытные черви выработали возможные защитные реакции и затем передали их своим детям. Иммунитет.

Мышей, как наиболее схожих с человеком животных, помещали в условия стресса. Отлучали от матерей, давали нюхать ацетофенон при этом били током, плохо и нерегулярно кормили. Когда они выросли налицо были все последствия травмирующих событий, далее оставалось только наблюдать.

Потомство мышей выросших в стрессовой обстановке поместили в благоприятную среду с самого рождения, но последствия психоэмоциональных травм у них всё равно проявились. А затем всё те же признаки обнаружились и у «внуков». Они как и «бабушки» убегали от запаха ацетофенона подсознательно ожидая ударов током.

Почему трансгенерационная травма является коллективной?

Имея всю научную базу перед своими глазами психологи принялись изучать события, способные привести к подобным последствиям. Выяснилось, что трансгенерационная травма возникает в случаях массовых страданий, когда общество или группа лиц сталкивается с настолько сильным стрессом, что не в силах преодолеть его.

В моменте психика может спасаться защитными реакциями и какое-то время функционировать без критических нарушений. Но спустя некоторое время развивается посттравматическое стрессовое расстройство, что и запускает поколенческую травму. Сознание находится в страхе перед чем-либо и вынуждено «оповестить» об этих источниках потомство, чтобы оно было готово. На практике это оборачивается тревожностью и никак не помогает справиться с бедой, так как основная проблема птср в том, что психика сама не понимает от чего конкретно нужно спасаться.

Яркий пример — «вьетнамский синдром» у американских военных. Первая и вторая мировые войны, дефолты, кризисы, диктатура, массовые репрессии, голод. Все эти события затрагивают большие группы людей, каждый из которых получает птср. И не просто не лечит его, но ещё и передаёт своим детям, а в некоторых случаях даже внукам. Таким образом для ментального здоровья человека требуется чтобы три поколения до него не испытывали тяжелых коллективных потрясений.

Резюмируя всё вышесказанное можно ответить, что передача психоэмоциональных травм от матери ребёнку носит скорее «воспитательный» характер. То есть основная масса страхов передаётся в формате убеждений при общении и демонстрации поведенческих паттернов. А тревожность, если выражаться простым языком, впитывается через плаценту. Переживает мама, переживает и плод.

Трансгенерационная травма возникает лишь в ситуациях коллективного страдания. Войны, кризисы, голод, дефолты, репрессии, разгул преступности и так далее. Блокада Ленинграда, Великая Отечественная Война в целом, лихие 90-е, распад Советского Союза, дефолт 1998 года. Для немцев коллективной травмой стало поражение в первой мировой войне. Для руандийцев геноцид 800 000 человек из племени Тутси.

От шока пережитого оправиться крайне сложно. Массовое развитие посттравматического стрессового расстройства невозможно вылечить, а последствия настолько чудовищны, что оседают в трёх последующих поколениях. А вот проявления могут быть разными, но всегда сопряжены с тревожностью, страхами, поиском врагов, шовинизмом, реваншистскими настроениями, трудоголизмом, мазохизмом.

В России следствием пережитых психоэмоциональных травм стал мазохистический тип личности. Поклонение властьимущим, подчинение сильной руке, снижение политической активности населения, всё это результат пережитых репрессий. Наши предки так часто сталкивались с синдромом высокого мака, что сегодня уже не хотят «высовываться».

Так часто теряли деньги, что при слове инвестиции брызжат ядом. Так часто жили в условиях дефицита, что зациклились на владении (своя квартира, своя машина, моё, больше чем у других, лишь бы у меня было лучше, хорошо что у соседа корова сдохла).

Что делать?

Решение любой проблемы на 50% состоит в признании её существования. Пока человек игнорирует и вытесняет травму из своей головы, терапия не окажет никакого воздействия. Гештальт должен быть закрыт, ошибки должны быть признаны. Только тогда психика сможет приступить к анализу и сделать правильные выводы.

До тех пор пока вы убеждаете себя в том, что всё было правильно, объективная реальность продолжит намекать на обратное. И не желая чувствовать вину целому обществу придётся гнуть свою линию. Германию это уже привело к трагедии второй мировой войны. Исцеление наступило только после раскаяния.

В психологии существует терапия основанная на замещении прежнего опыта новым. Если вы однажды побываете в здоровых отношениях, то в созависимые вас уже не затянешь. С трансгенерационной травмой ситуация такая же. Глупо ждать новых результатов, применяя старые методы. Необходимо получить незнакомый ранее опыт и тогда спустя 1-2 поколения мы получим людей без страхов бабушек и дедушек. И пока не выполнен пункт первый, сделать это невозможно.

Самым сложным этапом станет избавление от чувства вины. Сегодня синдром спасателя стал проблемой целого общества, мы несём ответственность за другие поколения, которые в силу обстоятельств не смогли обеспечить, накормить, защитить. Лезем со своими советами куда не просили, заслуживаем одобрение помощью и жертвами, заводим кошек и собак только чтобы повысить чувство собственной значимости, окружаем детей гиперопекой не спрашивая их об истинных потребностях. Знаем как лучше для других.

Вместо итога

Ничто не проходит бесследно. Психология достаточно изучила трансгенерационную травму, подкрепила предположения научными исследованиями и практикой тысяч специалистов. Нет никаких сомнений в том, что любое шокирующее событие станет проблемой двух, а то и трёх поколений. Общество не вынесло никаких уроков из своей истории. Очередной неэффективный управленец и умалишенный диктатор раз за разом обрекает целую страну на многолетние страдания.

А мы просто наблюдаем за тем, как миллионы граждан какой-то страны массово превратились в глубоко травмированных личностей, демонстрирующих все проявления птср, передающих свои страхи детям, а затем внукам. И как только одно общество приходит к исцелению, на карте появляется новая горячая точка.

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями:
Бесарте.ру