Томас Квик: серийный маньяк врунишка

Томас Квик: серийный маньяк врунишка

Томас Квик — маньяк признавшийся в более чем 30 жестоких убийствах и провел за это свыше 20 лет в психиатрической лечебнице. Позже был освобожден, написал книгу.

Истории о том как человек провёл много лет в тюрьме за преступления, которые не совершал, давно перестали нас удивлять. К сожалению очень часто нераскрытые убийства просто вешают на первого попавшегося, чтобы получить повышение в звании или поправить статистику.

Но такие истории всплывают в странах, где ко всей правоохранительной и судебной системе много вопросов. В Швеции такое произойти не может.

Однако, если взглянуть на вопрос иначе, то вероятность всё же появляется. Что если человека никто и не пытался обвинить в том, к чему он не имеет отношения?

Что если взять на себя несколько тяжких преступлений он захотел сам? Звучит забавно? Тогда познакомьтесь с человеком по имени Стуре Бергвалл, так же известном как Томас Квик.

Это одно из самых невероятных событий в истории человечества, потому что швед Стуре провёл за решёткой в общей сложности 22 года и случилось это по его собственному желанию. Он признался в более чем 30 убийствах, из которых косвенно доказали только 8.

Стуре Бергвал (Томас Квик) и его попадание в психиатрическую клинику

Совершенно неприметный парень, родившийся в 1950 году, вёл довольно сомнительный образ жизни. Зависимость от наркотиков то и дело приводила его к совершению мелких краж, а затем и вовсе было принято решение совершить ограбление.

Попадание в клинику случилось в 1970 году. Работая санитаром он пытался совратить мальчика, за что и был осужден. Так как это деяние относится к опасным для общества, шведская система правосудия приняла решение исправить молодого человека и отправила его на принудительное психиатрическое лечение.

В 1974 году врачи посчитали, что Стуре выздоровел и отпустили его на свободу. Однако спустя некоторое время он напал на своего знакомого и 10 раз ударил его ножом.

А потом ещё и сковородкой по голове настучал. Поведение судья посчитал странным и снова отправил мужчину лечиться.

Выйдя на свободу в 1990 году Стуре подсел на наркотики и решил совершить ограбление. Ворвался в дом и попытался отнять у семьи все деньги.

Несмотря на наличие маски и мужчина и женщина с лёгкостью узнали в нападавшем небезызвестного Бергволла и после фразы — » Стуре, это ты?!» ему пришлось отказаться от своих намерений.

Покорно дождавшись полицию в доме своих жертв, чудак снова угодил в психиатрическую клинику. Так как ничего страшного сделать он не успел, доктора намеревались выпустить его на свободу.

В это же время Стуре решает взять девичью фамилию своей матери — Квик. А потом Стуре неожиданно понял, что признание в своей неадекватности благополучно сказывается на его жизни.

Дело в том, что на период лечения он получает доступ к препаратам «по мере необходимости». То есть таблетки, которые вызывают у него эйфорию, Стуре получал в количестве, которое определял сам!

Настоящая мечта наркомана. И Квик заговорил. Сначала о том, каким тяжёлым было его детство. Какой кошмар ему пришлось пережить, как много боли и страданий он видел, как это сказалось на его будущем поведении.

Психика этого мужчины повреждена, говорили врачи. Ему нужна помощь, соглашались представители психиатрической комиссии. И помощь в виде таблеток не заставляла себя долго ждать.

Однако бесконечно рассказывать про небылицы из детства было невозможно, а лишать себя доступа к таблеткам не хотелось. Тогда находчивый Стуре Бергволл пошёл на крайние меры — дал признательные показания по нераскрытым убийствам, над которыми ломали голову следователи Норвегии, Дании и Финляндии.

Детально изучив несколько несколько нераскрытых убийств, Стуре Бергволл взял всё на себя. А заодно сменил имя и стал Томасом Квиком.

Хорошего должно быть в меру

Отсутствие какого-либо давления, а так же максимально человеческие условия пребывания в психиатрической клинике сыграли с судебной системой Швеции злую шутку.

Зависимость от препаратов или патологическая склонность к лжи заставила Стуре наговорить на себя никто не знает и по сей день. Первая версия намного правдоподобнее.

Но факт остаётся фактом — Бергволл, который к тому моменту уже был Квиком, просто получал доступ к газетам и телевидению, узнавал как можно больше информации о нераскрытых преступлениях и заявлял, что это он совершил. Его начинали возить по следственным экспериментам, а лечение продолжалось.

Забавно то, что абсолютно никаких доказательств полиции найти не удалось. Не сходилось вообще ничего!

Рассказывая про убитую им девочку, Стуре пояснил, что у неё были большие передние зубы, в момент похищения повсюду была трава, а дома вокруг были обычными, двухэтажными.

На самом деле у девочки вообще отсутствовали передние зубы, одета в день исчезновения она была совершенно иначе, и даже дома в том районе были исключительно многоэтажными. Но Швеция на то и демократическая страна, что там принято верить людям. Нет повода сомневаться!

Даже когда Стуре рассказал про убийство двух молодых людей, сообщив всё в мельчайших подробностях, но тех вскоре вообще нашли живыми, никто особо не удивился. Ну, что то перепутал, с кем не бывает.

Информации по делам становилось больше по мере того, как хитрец Томас Квик узнавал различные версии из СМИ. Где-то сказали, что тело возможно выброшено в реку?

Отлично, так и было, я выбросил тело в реку. Его там не нашли? Наверное смыло куда-то, но я точно выбрасывал туда. Как сейчас помню.

Доказательств нет, но подозреваемый очень уверенно рассказывает и показывает события той ночи. Говорит что виновен. Значит так и есть. Суд выносил одно решение за другим и Томас Квик навсегда поселился в психиатрическую клинику.

Почему Томас Квик замолчал?

В период с 1994 по 2001 годы Томас Квик признался в более 30 тяжких преступлений. Восемь из них ещё хоть как-то пытались расследовать и по каждому из них вынесли обвинительные приговоры. А дальше случилось непредвиденное.

Суд признал Томаса серийным маньяком и крайне опасным для окружающих человеком. Зверства, в которых он признался, не оставляли ему шансов на освобождение.

Остаток дней он должен был провести в клинике, а вот препараты, которые ему выдавали на всём протяжении «лечения» неожиданно отменили!

Патологический болтун и представить себе не мог такого исхода, но было уже поздно. Томас замкнулся, перестал говорить и в течении 7 лет хранил молчание, отказываясь от любого общения с журналистами.

Ханес Ростам и череда несовпадений

Ханес Росман был журналистом и история самого жестокого маньяка в Скандинавии заинтересовала его. Решив провести собственное расследование он начал собирать факты, а заодно попытался наладить контакт с самим Томасом.

Кости, которые якобы доказывали вину в одном из убийств, вообще оказались пластмассой! Ни одно из показаний преступника не совпадало с реальностью.Более того почерк преступлений постоянно отличался. То это было нападение на детей, то на семейную пару, то на мальчиков, то на девочек, то на взрослых мужчин.

Почти все жертвы были изнасилованы, а сам Томас в личной беседе, рассказывая о себе, вдруг сообщил, что скучает по одной девушке, которая является его единственным половым партнёром.

Других женщин у меня никогда не было — говорил Томас. А в томах уголовных дел информация совершенно другая.

Кстати, биоматериалы, найденные на местах преступлений, не принадлежали Квику, но это не помешало суду Швеции признать его виновным.

В общем череда несовпадений заставила Ханеса всерьёз заняться пересмотром дела серийного маньяка. В 2008 году, после нескольких встреч с журналистом, Томас заявил. что оговорил себя и не совершал ни единого преступления. После чего подал прошение о новом суде.

Томас Квик и его признания

Изначально Стуре заявлял, что первое убийство совершил в 14 лет, расправившись с мальчиком по имени Томас Бломгрен. В честь него он якобы и взял себе новое имя.

После общения с Ханесом Ростамом, в 2008 году, Стуре опроверг эту информацию. Так как доказательств не было, суд снял все обвинения.

Далее суд после новых тщательных расследований полиции отменил приговоры по делам об убийстве Чарльза Зельмановица, Йохана Асплунда, супружеской пары Стегеус, Йенона Леви, Терезы Йоханнес, Трина Йенсена, Гри Сторвика.

В 2013 году Томас Квик был полностью оправдан, вернул своё настоящее имя Стуре Бергволл и отправился жить на север Швеции.

Цена сбоя правоохранительной системы

Безусловно Ханес Ростам был награждён за своё журналистское расследование и посмертно получил медаль за свою деятельность. К сожалению журналист скончался от рака в 2012 году, не дожив до освобождения Томаса.

В остальном сбой в системе правосудия Швеции очень дорого стоял всем близким без вести пропавших людей.

Все эти преступления остались нераскрытыми, а теперь шансы узнать кто их совершил вовсе равны нулю. В течении 22 лет все были уверены, что убийца находится за решёткой, а теперь, когда все улики исчезли и вышли все сроки давности, наказать настоящих злодеев не получится.

Однако мировая общественность не сильно переживает по этому поводу. Ошибок избежать невозможно, вопрос лишь в их частоте и тяжести.

Слишком хорошее отношение к заключенным в Швеции привело вот к такому казусу, но мы забываем про истории других стран, где преступник попадая в тюрьму подвергается такому давлению, что берёт на себя тяжелейшие деяния не по своей воле. И журналистское расследование никогда не приводит к отмене приговоров.

Томас Квик давно не молод. Внешне он похож на добропорядочного дядьку с седыми волосами и в очках. Словно профессор. А ещё он написал книгу, которую назвал «Томас Квик: создание серийного убийцы». Пользуется популярностью, даёт интервью. Вот такая вот история..

Поделиться