Парентификация в психологии — детство, которого не было

Парентификация — это психоэмоциональная травма возникающая в результате лишения ребёнка детства через нагрузку взрослыми обязанностями и несоответствующей возрасту ответственности. Ситуация, когда родитель компенсирует дефициты за счёт собственного ребёнка и навязывает ему модель поведения, при которой он должен соответствовать нереалистичным для его возраста ожиданиям.

Парадоксально и то, что многие люди с травмой парентификации  считают тот период гордостью. Рассказывают о том, что уже в десять лет умели наравне со взрослыми вести быт, носили тяжести, готовили еду, ухаживали за стариками, помогали родителям. Якобы это сделало их сильнее и не было времени на глупости. Современная молодёжь бездарна, погрязла в своих гаджетах и ни на что не способна, мы были совсем другими!

Забывают они только об одном. Психо-эмоциональные травмы действительно могут быть полезны в условиях выживания, психика мобилизует ресурсы и подавляет малозначительные потребности.Это помогает пережить тяготы судьбы.

Но последствия не отпустят вас всю оставшуюся жизнь и за своё раннее взросление придётся заплатить. Иногда дорого. Именно эту проблему психологи и обозначили как парентификация, потому что результат детства, которого не было, преследует человека до самой смерти и ломает судьбу уже их детям.

Вынужденная парентификация

Особенностей у вынужденной парентификации много, но основных две.. Во-первых она не особо вредна и здесь мы действительно можем наблюдать пользу для личности, но только в случае её короткого периода. Такое пережили многие старшие дети, когда в семье появляется малыш и за ним нужно ухаживать. Тогда забота о младшем братике или сестрёнке, включающая в себя помощь маме по дому, уборку, походы в магазин и прочие обязательства, могут пойти на пользу.

Это положительный опыт, который ребёнок проживает в коротком промежутке времени. Учится справляться с трудностями, получает навыки, которые безусловно пригодятся в будущем. Тоже самое происходит когда старенькие бабушки и дедушки тяжело заболевают и какое-то время угасают на пути к неизбежному. Примеров можно вспомнить много, нам важен один единственный параметр — короткий период парентификации ребёнка.

Во-вторых вынужденная парентификация как правило обходится без сопутствующих инструментов насилия. Ребёнок хорошо понимает, что происходящее является обстоятельством, а не намеренным издевательством. То есть сохраняется привычная роль ребёнка в отношениях со значимым взрослым, а кратковременная смена этих ролей может восприниматься как обучающая игра. Сегодня мама приболела, поэтому я за хозяйку, схожу в магазин, приготовлю яичницу, помою полы во всём доме.

Но уже завтра я снова ребёнок, которого понимают, поддерживают и любят. Которому передают навыки, которого слышат и чьи детские потребности закрываются. Уметь делать что-то из взрослых обязанностей здорово, но у детей есть детство, в котором много других желаний. Заместить их нельзя.

Резюмируем — если на ребёнка взваливается взрослая ответственность и ему навязываются взрослые обязательства, то травма может оказаться даже полезной. Но только в случае короткого периода действия. Если появился младший братик и в первые месяцы от старших детей требовали больше усилий по уходу и заботе, то это обернется новым опытом и навыками.

Если у ребенка тяжело больной родитель за которым с ранних лет пришлось ухаживать, а длилось это долгие годы, то психика столкнётся с затяжным стрессом и дефицитом. Тоже самое, если бедность вынуждала взрослых много работать, а на детей взваливали обязанности несоответствующие их возрасту. Не удастся пройти этап безопасной зависимости, возможно недополучение важных для ребёнка эмоций, во взрослой жизни роль родителя будет преобладать в романтических отношениях.

Искусственная парентификация

К сожалению наша страна прошла множество тяжелейших испытаний и периоды выживания преобладали над стабильностью. Не успевая отойти от одного шока люди тут же сталкивались с другими. Не успели пережить застой и афганскую войну, как произошло потрясение связанное с неизбежным переходом на рыночную экономику. Разгул криминала, обрушение финансовой системы, мошенничество и безработица..

Вынужденная парентификация ломала психику целых поколений и сегодня мы часто удивляемся историям о том, что глупые европейцы даже колесо на машине не могут поменять, звонят в сервис. То ли дело мы! Двигатели в поле перебирали.

Но открыть глаза однажды придётся. Здорово, что мы смогли выжить, печально, что нам приходится выживать. Европеец звонит в сервис не потому что глупый, а потому что там этот сервис есть. Он может поменять колесо, но не считает нужным это делать. Как говорится — здорово всё уметь, но не дай Бог самому всё делать!

На этом фоне чудовищной выглядит искусственная парентификация, когда на ребёнка заставляют взрослеть без всяких на то причин. Происходит это потому что взрослые либо оказались не готовы к детям в принципе, либо нашли в них источник важных для себя эмоций и теперь просто используют маленького человека.

В первом случае рождения детей там, где взрослые ещё сами дети. В эмоциональном или финансовом плане. Не устойчивы, несамодостаточны. В результате им хочется, чтобы дети поскорее выросли. Они не наслаждаются каждым этапом развития и не выполняют своих обязанностей по поддержке ребёнка, а лишь ждут когда скорее закончится тот или иной отрезок. Скорее бы в садик отдать, скорее бы в школу пошёл, скорее бы уже закончил, скорее бы образование получил, устроился на работу.

Естественно в такой ситуации они чувствуют весомый вклад в своё чадо и ждут от него ответа. Припоминают как не спали с ним ночами, как решали его проблемы, как жертвовали собой ради его благополучия. И сами того не понимая формируют у ребёнка чувство вины, а затем нагружают обязательствами, которых быть не должно.

Задача родителя накормить, научить и отпустить. Но травма парентификации выстраивает другую модель — сквозь тяготы и лишения выжить, чтобы было кому стакан воды в старости принести. Только вот детям не дали главного — навыков и знаний. Не помоги пройти этапы самоидентификации, не раскрыли таланты, не всегда уделяли внимание и редко давали здоровую поддержку.

Проще говоря родитель живёт в парадигме «дети должны», что абсурдно по своей сути. Это вы пригласили их в этот мир, ваша прямая обязанность закрыть все их детские потребности, передать знания и опыт,  а затем отпустить. Это называется сепарация. Если она прошла успешно, ребёнок испытывает благодарность и любовь по отношению к родителям за их безвозмездный дар.

Но люди, живущие в дефиците, финансовом или эмоциональном, воспринимают ребёнка как вклад. Выполнили установку общества (родить), вложили в него деньги, время и силы, значит он должен возместить потери или кто-то другой обязан заплатить за это (социальные выплаты, льготы).

И ждут от детей возврата. Когда сильно перегибают палку, наступает парентификация. Происходит смена ролей и ребёнок становится родителем для своих собственных родителей. Особенно тяжела ситуация во втором случае. Когда ребёнка используют как инструмент компенсации.

Человек нуждается в одобрении, уважении,заботе, внимании, присутствии. Но не получает этого, на работе не ценят, партнёр не поддерживает, настигло одиночество. Тогда дети попадают в ловушку, потому что от них требуют закрыть все потребности взрослого.

Их намеренно делают покорными, послушными и беспомощными. Не плачь, ты уже взрослый! Ты должен помогать взрослым, сейчас не до игр. Мне некогда, ты же видишь, лучше займись делом. Я в твоём возрасте уже поля пахал, а ты всё ерундой маешься. Из-за тебя у меня настроение плохое, ты доставляешь кучу хлопот! Деньги нужно сначала заработать!

В результате игнорируются интересы и склонности ребёнка, он не развивает свои таланты и не ищет себя в этом мире. Всё что он делает — соответствует взрослым, проживает их жизнь, заботится о том, чтобы они были счастливы.

Задача детей брать,задача взрослых давать. Парентификация является нарушением этой модели. Ребёнок даёт чувство собственной значимости, эмоции, помощь, присутствие, компенсацию. И не получает знаний, навыков, необходимого ему опыта, не закрывает свои личные потребности. И привыкает быть жертвой, заслуживать одобрение, брать на себя обязательства не входящую в его зону ответственности.

Последствия во взрослой жизни

Каждый из нас проживает десятки ролей и должен научиться соответствовать каждой из них. Быть другом, женой, мужем, отцом, работником или руководителем, взрослым или ребёнком. Нарушение этой схемы в любой коммуникации ведёт к проблемам.

Из-за нарушения системы ролей появляется жена, которая на самом деле мама для своего супруга. Или девушка в поиске папика, чтобы стать ему дочкой. Так мать-нарцисс внушает ребёнку мысль о том, что никто не полюбит его так как она, следовательно пытается привязать и заменить ему жену (девочке мужа).

В случае с парентификацией выросшие дети будут искать отношения, в которых им позволят реализовывать свою роль родителя. Они склонны контролировать, принимать решения за спутника, обесценивать, игнорировать его потребности, чувства и желания. Женщины часто говорят «мужик у меня беспомощный, ничего без меня не может, тряпка». Мужчины относятся к женщине как к глупенькому созданию, которое уж держалось бы за меня, а то с голоду умрёшь или потеряешься в двух соснах.

Партнёров ищут слабых, зависимых. Склонны «вытаскивать из нищеты», «превращать в человека». Могут взять ответственность за проблемного, пьющего, безработного. Или найти перспективного и тащить его за уши. Готовы вкладывать ресурсы, отыгрывают роль родителя, но делают это не безвозмездно. Требуют повышенного уровня благодарности, покорности, признания, одобрения.

Неспособны отпускать, потому что не прошли стадию сепарации сами. Не могут принять того факта, что их дети повзрослели и покинули родительский дом. Считают это предательством. Меня бросили, редко навещают, дочь предпочла этого дурака за которого вышла замуж, а ведь он её совсем не любит, я всю жизнь ей посвятила, а она вон чего…

Не могут пережить отвержение или расставание. Считают, что вложились в партнёра, многое для него сделали, а он, негодяй, прекратил отношения, бросил меня. Решают проблемы и помогают не просто так, а ради подчинения. Чтобы спутник признал свою зависимость. И окружающие чтобы видели какая героическая эта женщина, тащит на себе семью, терпит и страдает, но продолжает тащить.

До тех пор, пока тот, кто выполняет роль ребёнка, присутствует рядом и высказывает похвалу, всё хорошо. Муж алкоголик признаёт свою зависимость от жена, она его любит. Дети продолжают жить с мамой, она о них заботится. И так далее.

Проблемы начинаются, когда человека с травмой парентийикации отвергают. В их голове ломается сама структура взаимоотношений. В детстве от них требовали быть взрослым, получали от них нужные эмоции и заставляли жить чужой жизнью. А в ответ давали то самое присутствие. Родитель, который менялся с ребёнком местами, никуда не уходил и именно это берётся за основу будущих коммуникаций. Я для тебя всё, но ты признай что без меня не можешь!

Неспособны пережить благополучие тех, кого они, как им кажется, «создали». Взрослое поколение против всего молодёжного, пытаются вернуть былые времена, когда не было интернета, гаджетов и доступности товаров. Им кажется, что их предали,бросили, променяли на эти безделушки. Я столько для тебя сделал, ты должен взять ответственность за меня, компенсировать дефициты, решить все мои проблемы, ты мне обязан,но вместо этого посмел жить своей жизнью, подонок.

По сути парентификация ведёт к погоне за присутствием. Эти люди с детства привыкли к тому, что жизнь штука сложная, в ней есть только труд, тяготы, проблемы и взрослые задачи. Жить в удовольствие не способны, единственная радость — переживать сложные времена. Они готовы страдать и проходить испытание за испытанием, ради того, чтобы кто-то это оценил, восхитился и похвалил.

Источником одобрения и похвалы выступают собственные дети, партнёры в отношениях, люди которым травмированный помог. При чём лезут со своей помощью туда, куда не просили. Если у человека всё хорошо, пытаются сделать плохо, чтобы потом помочь..

Так как внутренний ребёнок жёстко подавляется, стремление к хорошему блокируется. Для таких людей хорошо это плохо, а плохо это хорошо. К сожалению парентификация всё ещё не воспринимается как проблема и люди с этой травмой продолжают настаивать на том, что отсутствие нормального детства сделало их сильнее. Но мы понимаем, что таким образом они пытаются избежать новой травмы, ведь если сказать им, что страдать вовсе не обязательно и стремление к хорошему это норма, то получается всё было зря.

Ну вот, статья закончилась.. Как она вам? Оцените автора и выскажете мнение в комментариях, а также не забудьте поделиться публикацией с друзьями.

Владислав Кочерыжкин

Перейти в профиль
Оцените автора
0
Поделиться:
Бесарте - онлайн журнал
Написать комментарий
.
Adblock
detector