Крысиный парк: самое известное исследование на тему зависимости

Крысиный парк это исследование формирования зависимости, проведённое канадским психологом Брюсом Александером в 70-е годы 20 века. Результаты были опубликованы в 1981 году и запомнились тем, что оставили больше вопросов, чем ответов. Тем не менее именно этот эксперимент считают самым прорывным в области изучения зависимости, в большей степени наркотической, но прекрасно объясняющий и все остальные формы нездоровой привязанности.

Крысиный парк самое известное исследование на тему зависимости

Предисловие

Всё началось с того, что учёные, в попытках выяснить влияние одурманивающих средств на организм, провели испытания на крысах. В коробку с двумя краниками помещался грызун для дальнейших наблюдений. В одном кранике находилась обычная вода, а во втором жидкость разбавленная сильнодействующим веществом. Опиум или морфин.

Спустя несколько дней крыса неизменно «присасывалась’ ко второму крану и пила исключительно оттуда. При чём делала это так настойчиво, что буквально упивалась. Зависимость убивала животное и так было всегда. То есть никаких исключений, стоило грызуну однажды попробовать одурманивающий напиток, как дальнейшие события превращались в краткосрочную дорогу к гибели.

Таким образом было установлено, что определённые вещества способны «подсадить» на себя живой организм, сформировав у него сильнейшую привязанность. А дальше, испытывая мощнейшую потребность, крыс теряя интерес ко всему остальному убивал себя смертельным напитком. Вроде бы была поставлена точка в данном вопросе.

Крысиный парк Брюса Александера

Сомнения у специалистов вызывал только один пункт. Пациенты в больницах регулярно получают наркотические препараты в виде обезболивающих и многие делают это продолжительное время, но ни у кого ни разу не возникла зависимость. Это наводило на мысли о том, что больная привязанность возникает не от действующего вещества в той жидкости, которая попадает в организм, а от социальной среды вокруг, то есть контекста.

Так бы споры и остались спорами, если бы вопросом вплотную не занялся канадский психолог Брюс Александер. Его теория заключалась в том, что любая зависимость имеет в первую очередь психологические корни, а уже после этого формируется физиологический «крючок». Чтобы проверить своё мнение он построил целый крысиный парк!

В просторном и комфортном помещении площадью 9 квадратных метров поселили 20 крыс. В специально сооружённом парке была еда на любой вкус, мячи и дорожки для бега, проще говоря полное изобилие. Самцы и самки могли без труда спариваться, отсутствовали какие-либо источники стресса. Оказавшись в раю грызуны попали в самое начало эксперимента.

В течении 57 дней им давали воду, разбавленную морфином. Затем одних помещали в крысиный парк, вторых в маленькие, одиночные клетки. И тем и другим на выбор предоставляли два вида воды, водопроводную и с содержанием морфина.

Первая группа, оказавшись в крысином парке, абсолютно во всех исследованиях выбирала водопроводную воду. По заявлению Брюса никто и ничто не мог повлиять на исход, крысы безоговорочно отдавали предпочтение обычной жидкости. Зависимость не возникала несмотря ни на что.

И сосем другие результаты были в одиночных клетках. Там крыса делала однозначный выбор в пользу морфина. Александер предположил, что высокий стресс на фоне одиночества вынуждал психику искать подкрепление, а затем и избегать давления контекста, одурманивающая вода способствовала поставленной задаче. В крысином парке все были счастливы, они хорошо кушали, много спаривались, общались друг с другом, бегали по дорожке и играли в мяч. Морфин оказался лишним в этой интересной и насыщенной жизни.

Вопросы без ответа

Эксперимент проводился несколько лет в различных вариациях. Выше я описал один, основанный на 57 днях привыкания к воде с морфином, а затем помещением крыс в разные условия. Первых в парк, где была полноценная жизнь, вторых в одиночную клетку. Но был ряд других исследований.

Грызунов пытались делить на 4 группы, помещали из клетки в парк и из парка в клетку. Забирали от матери в возрасте 22 дней и сразу погружали в эксперимент или давали время для взросления в иных условиях. Абсолютно все виды и формы исследований показывали одни и те же результаты. Убедившись в правильности своих выводов Брюс Александер заявил о бесполезности дальнейшего изучения наркозависимости. Препараты не действуют на уровне физиологии, больная привязанность носит психологический характер.

Несмотря на то, что спорить с Брюсом было очевидно бессмысленно и все его доводы подкреплены научными экспериментами, правительства разных стран всё ещё сомневаются в методах борьбы с подобными зависимостями. Александер продемонстрировал тот факт, что человек проживающий в социально комфортных условиях способен игнорировать вещества даже при их изобилии. Проще говоря индивид не подсядет на дрянь, даже если она будет лежать в  его тумбочке.

Одновременно с этим он достанет её любыми путями, в случае неудовлетворённости собственной жизнью. Но учитывая огромный риск таких решений, человечество продолжается бороться именно с доступностью препаратов. В больницах ведётся жесточайший учёт, а логистика отслеживается и прерывается правоохранительными органами. Менять положение дел никто не пробовал, опасаясь ошибки, которая может привести к массовому разрушению общества изнутри.

Финансирование эксперимента «крысиный парк было остановлено и ряд научных журналов отказался публиковать результаты исследования. Тем не менее в 1989 году появились новые работы, на сей раз уже фармакологи опубликовали статью на тему «Влияние условий содержания на восприимчивость к внутривенным инъекциям героина и самостоятельному введению кокаина у крыс». Выводы полностью совпадали с данными Брюса Александера.

Главным вопросом остаётся схожесть поведения крыс и человека. Эксперимент «крысиный парк», проведённый на декоративных  крысах, показал совершенно противоположные результаты. Находясь в одиночной клетке они наотрез отказывались пить воду с морфином. Одни учёные предположили, что жидкость не была достаточно разбавлена сахаром и пить её было невозможно по причине горького вкуса. Другие решили, что психологическая зависимость вырабатывается только у некоторых животных, а у человека всё может происходить иначе.

Второй вопрос заключается в неразберихе с понятием «социально комфортные условия». Всем хорошо известно, что зависимость от одурманивающих средств нередко возникает у богатых и знаменитых, проще говоря тех, кто имеет доступ ко всем благам человечества. Чего же им не хватает? Психологи разделились на две группы.

Первые утверждали, что деньги и слава не могут являться показателем удовлетворённости. И Бритни Спирс и Честер Беннингтон, страдали расстройствами, в частности депрессией. А это значит, что наличие комфортных условий вокруг не гарантирует ментального здоровья. Следовательно препараты (неважно алкоголь или что-то иное) являлись спасением от душевных страданий. Зависимость психологическая,  а не физиологическая.

Вторые подвергали сомнению эту теорию. Они соглашались с тем, что больная привязанность возникает там, где есть дефициты критического уровня и людям «нечем заняться»,  но применить это правило к богатым людям не удавалось. Хотя конкретные кейсы говорили о том, что люди добравшиеся до финансовой вершины понимали, что это всё равно не сделало их счастливыми. Бремя славы лишь добавляло стресса.

Вместо итога

Пока шли дискуссии на тему «крысиного парка», Брюс Александер опубликовал книгу под названием «Глобализация зависимости: исследование слабого духа», в которой он в очередной раз пытался объяснить, что снижение уровня жизни, эмоциональная напряжённость, отсутствие свободы, а также безысходность в плане самореализации ведут к возникновению разных форм зависимости. Морфин, опиум или что-то иное, это уже вопрос второстепенный. Человек найдёт к чему «присосаться», лишь бы сформировался нужный контекст.

В последние годы к выводам Брюса присоединяются психологи, работающие с НЕнаркотическими формами зависимости. Нездоровая привязанность к человеку, как оказалось, имеет те же самые корни. На фоне критического падения самооценки, страха отвержения и одиночества, возникает крепкая связь со значимым объектом.

И если опиум хотя бы попадал в кровь, то как нам объяснять тяжелейшие привязанности к другому человеку? Крысиный парк стал одним из самых обсуждаемых экспериментов в истории психологии, он породил больше вопросов, чем дал ответов. Но вклад Брюса Александера в аддиктологию оказался крайне полезным, а главное очень масштабным.

Спасибо за внимание! Обязательно оцените публикацию с помощью лайков, обратная связь важна для автора. Не забудьте подписаться на наш телеграм канал и поделиться статьей с друзьями.

Оцените автора
0
Поделиться с друзьями: