Святая Матрона Московская: биография кратко, самое важное

Каких только чудесных историй о деяниях старицы Матроны Московской, которые происходили со страждущими, когда в трудные минуты они преклоняли колени перед мощами подвижницы, не знает православный народ. Вот только история её удивительной жизни накрепко оплетена кружевом из слухов и домыслов. Благословение Иосифа Виссарионовича, бесы в форточке и колдовские дела — фольклор или реальные факты из жизни святой? Какой была настоящая жизнь этой женщины?

Стечение обстоятельств

В селе Себино, что располагалось в Тульской губернии, меценат, местный граф Олсуфьев, открыл небольшой сиротский приют, всего на 40 детских душ. Именно туда решили отдать своё ещё не родившееся четвёртое дитя супруги Никоновы. Не то чтобы по злому умыслу, а по крайней бедности, ведь прокормить шесть человек они не могли.

Мать Матроны, разрешилась от бремени поздней осенью то ли 1881, то ли 1885 года, точных данных нет. Но ребёнка в приют так и не отдали, причиной тому стал сон, приснившейся будущей матери ещё до родов: будто птица с прикрытыми глазами на человеческом лице села ей на плечо. Женщина посчитала это знаком свыше, отдавать дочь отказалась. Сон оказался вещим, девчушка родилась с анофтальмией, внутриутробным пороком глазных яблок.

Особенная девочка

Чудеса начались сразу. Первый случай был в момент крещения Матроны. Батюшка, совершая таинство, опустил новорожденную в купель и тут же, по словам старосты церкви, где проводили обряд, к потолку взвился столб похожего на лёгкий дым ароматного пара. Впервые столкнувшийся с таким явлением священник заключил, что младенцу суждено стать святым.

Подрастая, девочка отличалась от сверстников не столько физическим увечьем, сколько недетской прозорливостью и глубиной мыслей. Она хотела быть как все — играть и бегать с детьми, но соседские ребята только издевались над ней, в жестоком мире детей нельзя отличаться от большинства. По совету священника, который был уверен, что у девочки иное предназначение и другой путь, Матрона ушла туда, где видеть не нужно — в мир души. Наравне со взрослыми стояла храмовые службы, а потом долго молилась над образами дома.

Случаи, подтверждавшие особенность девочки, происходили один за другим, не оставляя шансов на сомнения: то кончину священника предскажет, то пожар, то не ища укажет, где книга лежит. Молва бежит быстрее ветра, и в село стал стекаться разный люд, просить необычного ребёнка помолиться о них. Так лишний рот оказался кормильцем семьи.

Новый дом

Семнадцатилетие принесло ещё одно несчастье — у Матроны отказали ноги. Она впервые заговорила о том, что грядёт другое время, храмы будут разрушать, а верующих заставят отказаться от бога. Пророчества начали сбываться. Братья будущей святой, став партийными, прогнали сестру, к которой за молитвами шли вереницы людей. Девушке пришлось уехать.

Шёл 1925 год. Москва не была рада новой горожанке. Боясь подставить хозяев, Матрона кочевала по комнатам, сараям, только чудом избегая арестов. Успевала она и родителей навещать. Так прошли годы. Наступили тяжёлые для всей страны времена — 1937-1938. Голод, нищета, люди приходили домой, а к утру бесследно исчезали, потом началась война.

Бескрайнее море горя, люди искали помощи, надежды, утешения у Матроны. Просили за тех, кто ушёл на фронт, за раненых, пропавших без вести. Говорили, что ей открывались судьбы фронтовиков. Святая не сетовала на большой поток посетителей, всех принимала с радостью: кого пожалеет, кому посочувствует, даст дельный совет. Больным рекомендовала чаще ходить на причастия, не падать духом — даже тяжёлые болезни отступали.

Чудеса случались, историй о них соберётся на несколько печатных томов, вот только о самой Матроне, её московской жизни известно очень мало. На этом факте сыграли некоторые люди, такие как Зинаида Ждановы, выпустившая житие святой, которое имело успех у публики, но было раскритиковано священнослужителями. Позднее автору пришлось признать, что многие истории, рассказанные её в книге — выдумки.

Непростая жизнь старицы закончилась в 1952. Она ушла тихо. Как все обычные люди она боялась смерти, о чём бесхитростно призналась священнику, пришедшему причастить и исповедать умирающую. По воле Матроны похоронили её близко к церкви, что на Даниловском кладбище. К лику святых подвижницу причислили в 1999 году, после того, как годом ранее её мощи перенесли в Покровский женский монастырь на Таганке.