Честер Беннингтон: биография, борьба с расстройством личности

Crawling in my skin — фраза из самого начала нашумевшего хита знаменитой группы Линкин Парк. Трек вышел в свет 1 марта 2001 года и получил премию «Грэмми». Сам сингл оценили с точки зрения исполнения в стиле хардкор, однако мало кто знает, что текст песни был посвящён отчаянной борьбе вокалиста Честера Беннингтона с диссоциативным расстройством идентичности.

Честер Беннингтон — краткая биография

Родился 20 марта 1976 года в семье полицейского и медсестры. Семья была большая, четверо детей, где у Честера был старший брат и ещё две сестры. Однако родители не смогли сохранить брак и в 1987 году развелись, поделив детей буквально поровну. Отцу сын с дочерью и матери также.

Честер в возрасте 11 лет остался жить с отцом, уже в тот момент серьёзно увлекался музыкальными инструментами, а вскоре появились и новые интересы, различные напитки и препараты. На тот момент он уже успел заработать ряд психо-эмоциональных травм.

В возрасте семи лет он подвергся физическому насилию со стороны подростка и долгое время хранил это в тайне. Отцу рассказал, когда было 13, журналистам уже будучи взрослым мужчиной. То дело так и осталось без движения, родители приняли решение не придавать случившееся огласке.

Сам Честер рос слабым и хилым, носил очки, без которых практически ничего не видел. Сильное отличие от сверстников стало очередным поводом для издевательств и лишь музыка спасала от бесконечной апатии. В возрасте 16 лет он отправился на работу в местную кофейню, продолжая играть на различных инструментах.

Избиения в старшей школе сделали его глубоко одиноким человеком. Все попытки выйти из этого состояния сводились к посещению вечеринок и употреблению алкоголя. В 17 лет Честер переехал к матери, которая была шокирована его внешним видом. Но помощь ограничилась запретом выходить из дома..

Позже в интервью Беннингтон признается, что в тот период не хотел ничего чувствовать. Мечтал стать социопатом, держаться подальше от людей, но в противовес этому страстно желал стать рок звездой. Поэтому ни на секунду не бросал своё увлечение музыкой и стал вокалистом в группе Grey Daze.

До 21 года находился в составе этого коллектива и успел записать два альбома, однако затем взгляды с другими участниками разошлись и Честер покинул группу. К тому же карьера не приносила серьёзных денег. Работая в «Бургер Кинг» он еле сводил концы с концами.

В тот период он познакомился с девушкой, которая стала его первой женой. Бедность не позволяла сыграть громкую свадьбу, более того, вместо обручальных колец возлюбленные сделали тату на пальцах.

Когда Честеру было 22 года, то есть спустя год после ухода из Grey Daze, на него вышли участники группы Xero. Они находились в поиске солиста и рассылали предложение пройти кастинг, исполнив демо версию их песни.

После того как Беннингтон прислал запись в своём исполнении, его тут же пригласили на живое прослушивание, а там поняли, что должны любыми способами убедить его стать частью Xero. Почти сразу был записан первый альбом и группа начала набирать популярность.

Вместе с новым солистом было выбрано и новое название коллектива — Hybrid theory. Чуть позже из-за авторских прав пришлось придумывать новое. Честер проживал рядом с Lincoln park, поэтому предложил такое название. После недолгих обсуждений итоговым результатам стало Linkin park. Так началась новая эпоха в жизни Честера Беннингтона и его мечта стать популярным рок исполнителем превратилась в нечто вполне осязаемое.

Диссоциативное расстройство Честера Беннингтона

Психологи всё чаще признают, что добиться успеха в творчестве сложно, если вы не обладаете какими-нибудь отклонениями от нормы. Многие талантливые люди вовсе были психически больными, кто-то слегка странный, мягко говоря своеобразный. Честер Беннингтон имел за плечами набор психо-эмоциональных травм и пристрастие к спиртному.

Всё это в совокупности сказывалось на его психическом здоровье. Сам он неоднократно говорил журналистам о своей борьбе с демонами. Он страдал от депрессии, испытывал страх и ненависть к самому себе, часто возвращался к пагубным привычкам, но периодически с лёгкостью от них отказывался.

Он находился на терапии и вёл отчаянную борьбу со своими недугами, признавал своё затруднительное положение. В этом ему помогал друг, Крис Корнелла, солист другой популярной в штатах музыкальной группы.

Диссоциативное расстройство идентичности характеризуется потерей осознания себя. Такие люди часто задаются вопросом «кто я такой?», не чувствуют себя целым, смотрят на самих себя со стороны. Нередко страдают раздвоением личности, воспринимая определенный набор качеств как сущность одной из личностей, не имеющих отношения к другим.

Потеря реальности ещё один симптом. Словно невозможно понять, где действительность, а где вымысел. Жизнь словно игра, где у тебя постоянно меняются роли и где ты настоящий уже неясно.  Многие специалисты, анализируя биографию Честера, пришли к выводу, что он впал в серьёзную зависимость от славы.

Не ощущая своей ценности за пределами творчества и теряя связь с реальностью он буквально растворился в музыке. Понимая, что карьера подходит к концу и наблюдая за восхождением новых звёзд, ему скорее всего было особенно тяжело находиться в этом мире.

Возвращаясь к детским травмам можно понять Честера. Развод родителей, насилие, издевательства и насмешки способны сломать кого угодно. У психики в таких случаях один ответ — гиперкомпенсация. Творчество дало Беннингтону опору под ногами, но со временем она начала растворятся в воздухе..

В 2017 году ушел из жизни близкий друг Крис Корнелл, терапия не помогала избавиться от затяжного апатичного состояния, демонов победить не удалось. Личность отворачивалась от Честера очень много лет.

В песне Crawling от 2001 года есть такие строчки — Эти раны никогда не заживут, от страха я проваливаюсь в бездну и не могу отличить что реально, а что нет. Что-то тянет меня ко дну. Боюсь я так и не смогу обрести самоконтроль.

В четыре утра 20 июля 2017 года Честер отвернулся от всех своих личностей, избавился от всех своих демонов и прекратил страдания. Мы же на его примере ещё раз убедились как важно дать детям счастливое, полное любви детство, в котором нет любых форм насилия.

Эти раны никогда не заживут, а гиперкомпенсация психики лишь на время поддержит самооценку. Когда результаты собственных усилий пойдут на спад, у человека просто не останется точек опоры, потому что сам для себя он таковым не является.

Владислав Кочерыжкин
Adblock
detector