Почему уныние считается смертным грехом

Уныние несколько выбивается из общего списка смертных грехов. Почему же его туда занесли? Чем провинился унывающий человек перед Богом?

Что относят к смертным грехам

Смертными (или главными) грехами называют страсти, которые являются корнем других, более мелких и частных. Например, гнев может привести к избиению или убийству, зависть — к воровству, прелюбодеяние и обжорство — к злоупотреблению плотскими желаниями. Смертные грехи делятся на две категории — душевные и плотские. И если с плотскими всё понятно — они приводят к преобладанию бренного над нетленным — то с душевными грехами, к которым и относится уныние, всё несколько сложнее. Главные душевные грехи — это пороки или качества, которые являются корнем неверия в Бога.

Почему уныние — смертный грех

Зная, по каким критериям христиане составили список смертных грехов, нетрудно догадаться, почему в нём оказалось уныние. Человек, поддавшийся унынию, на один шаг ближе к тому, чтобы разувериться в Боге. Ведь это чувство заставляет нас думать, что всё вокруг — плохо, и лучше не будет. Человек перестаёт видеть хорошее в окружающих, в мире, даже в самом себе.

Но ведь всё христианство строится на вере в Бога — всепрощающего, милосердного, любящего. Это никак не вяжется с унылым убеждением в тщетности всех своих действий, в бессмысленности своей жизни, в собственной слабости и глупости. Иоанн Златоуст говорил, что христианам не подобает бояться и подолгу тосковать — ведь у них есть Бог, который «знает всё, что ни происходит, а вас любит сильнее, чем отец». Позволяя себе унывать, христианин своими действиями подтверждает свою слабую веру и страх. Как можно унывать, если на твоей стороне всемогущее и вечное существо, которое искренне любит тебя и желает только добра?

Иоанн Лествичник называет уныние «расслаблением души». И впрямь, зачастую гораздо проще поддаться унынию, чем набраться сил и оптимизма, чтобы двигаться дальше. Чтобы преодолеть это чувство, нужно приложить немало усилий. В таких ситуациях уныние похоже на болото, которое затягивает христианина, и не даёт ему разглядеть божественный свет. Чем дольше человек поддаётся унынию, тем сложнее ему выбраться из этого порочного круга.

Иоанн Богослов утверждает, что там, где царит страх, нет места любви. А что есть уныние, если не страх перед будущим? Унывающий человек уверен, что впереди его ждёт только плохое. Он боится, и поэтому не может верить в любовь Бога.

То, что христиане называют унынием, подходит под современное описание депрессии как заболевания. И врачи, и священники уверены, что человек, поддавшийся унынию, нуждается в помощи извне: поддержке близких и друзей, совете от духовного наставника или психолога.

Уныние и скорбь

На заре христианства скорбь тоже относилась к главным грехам (их тогда было восемь), но уже в III веке её убрали из списка. В чём разница между унынием и скорбью с точки зрения христианской церкви?

И богословы, и психологи уверены, что скорбь — это чувство, стимулирующее духовный рост человека. Скорбный опыт учит нас преодолевать тяготы, отпускать потери. Однажды пережив тяжёлую утрату, мы легче и быстрее оправляемся от последующего травмирующего опыта. Поэтому скорбь и грусть к смертным грехам уже давно не относятся — от них верующий человек становится сильнее.

Если же человек не смог совладать со скорбью, погрузился в неё и ничего, кроме тоски не видит, то он впадает в уныние. В христианстве считается, что уныние после тяжёлой утраты говорит о слабой вере, которая не выдержала испытания. В этом случае христианин должен обратиться за помощью к священнику или другому духовному наставнику, чтобы тот помог ему увериться в силе Бога.